ГОЛУБЕВОДСТВО.ru

Здравствуйте, Гость | Авторизация | Регистрация 

 

скачать документы


Rambler's Top100
Вышел в свет новый журнал "Голубеводство" № 124
  Оспа голубей (дифтерит, желтая пробка)
  Актуальные вакцины
  Региональным клубам голубеводов!
  Посмотреть новые статьи
  Как подписаться на "Голубеводство"

Начало раздела > Жизнь замечательных людей

ИСТОРИЯ ИЗ МОЕЙ ЖИЗНИ

(о ныне покойных Диброве С.О., Журавлеве С.)

Перебирая журналы о голубях, я нашел вырезку, на которой от руки было написано: «Володя! Собирай вырезки о знаменитых ГОЛУБЯТНИКАХ и заведи тетрадку, куда записывай СВОИ личные встречи с ними (например Деркачём в Киеве), просто и подробно, как себя вел, где его голубятня, какие голуби, какой из него знаток и т. д. До встречи в Херсоне». Это оригинал записки, которую мой старый друг написал на статье «Слепая ярость Майка Тайсона». Статья была большая, но все самое основное, что связано с голубями, было подчеркнуто аккуратнейшим образом. И еще была одна статья о другом голубеводе.

Что меня поразило в тот момент? То, что человек, далекий в нашем увлечении, в записке написал голубятников большими буквами. Тогда мы еще не называли себя голубеводами, но он, судя по содержанию записки, уже тогда видел в нашем увлечение не просто забаву, но что-то большее.


В память о нем и моих друзьях детства я хочу поделиться с вами своими воспоминаниями и хочу, чтобы те, для кого наше с вами увлечение не просто забава, а нечто большее, писали о том, что просил мой старый друг!


Совсем недавно ехал с голубями домой с Донецкой области и вспомнил историю из своего детства. Я подбивал дикарей с рогатки и затем лечил их, так к ним и стал привязываться, построил что-то вроде голубятни на балконе. Отец на меня посмотрел и сказал: «Привезу я тебе каркас, а ты сможешь построишь, а не сможешь...».

Привез он мне каркас и все, но и это для меня было уже много. Со строек насобирал досок и состряпал, что смог, и было мне тогда 8-10 лет. Потом обил жестью, тоже собирал, где мог.

Сразу же вступил в клуб, так как без этого не давали разрешения для установки голубятни.

Получил отец получку, взял два червонца, и пошли мы к первой голубятне, которую я видел поблизости.

Пришли, он говорит: «Вот сын хочет развести голубей, продадите?». Таким образом появилась у меня первая пара голубей. Я счастливый шел домой. Сейчас уже знаю, что он мне продал: курсака сороку с зализанными боками и наборным хвостом и сизую длинную голубку, у которой хвост и крылья волочились по земле. Эта пара голубят мне так ни разу не дала. Голубка несла яйца с горох. Вот на таких голубей ушли мои 15 рублей, по тем временам довольно большие деньги. Обычно тогда один голубь стоил 3 рубля, а самый лучший – 5 рублей.

***

Как разузнал я о базаре в Переезной, я уже сейчас и не вспомню. Переезная – это станция за другим городом, от нас километров 20 по железной дороге. Отправились мы туда со своим другом детства. Сели рано утром на рассвете на электричку и поехали. Добравшись до базара и увидев море птицы, просто обезумели от счастья! Голубей было огромное количество, и цены - от 50 копеек до 5 рублей. Набрали мы тогда голубей на все деньги, которые у нас были, не подумав даже, как будем ехать домой. Как сейчас помню, как мы шли по рельсам пешком, пазухи, забитые голубями. Так у меня появились первые летные голуби.

В 70-е вся Украина была в голубях в небе. С раннего утра до поздней ночи голуби летали то в одном районе, то в другом. Помню, что в те годы голубей садили на газетные огни: поджигали газеты и освещали им посадки, а когда газета сгорала и нечего было жечь, я просто стучал бидончиком от корма, и голуби в кромешной тьме садились на этот стук.

Голуби тогда отвечали своему названию «летные».

В детстве мы практиковали наказание голодом: не пошел голубь в лет - не кормили его день, два, три. Как правило, после таких наказаний голубь летел. Полтора часа – это был минимум. Держали на весну 12-14 штук, никак не больше, на двоих. Летом в жару завозили голубей на 4-6 км, и они летали по 3-5 часов. Вакцин тогда не было, одно лекарство - марганец в воду.

***

В те далекие годы, когда мы еще были пацанами, гнали голубей все и круглый год.

Пришел я как-то к дедушке, он мне пару молодых пискунов отдает. Говорит, родителей туча забрала, ты молодой - выкормишь, я возиться не хочу. Стал я их с рук кормить. Один сдох, другого выкормил, он от меня никуда не отходил. Занесу голубей от дома, кидаю, он на них и не смотрит, стоит над моей головой как вкопанный, я руку протяну - он на нее садится. Но все же со временем научил я его с голубями летать. Стал он в первых летунах.

Как-то в один из дней гоню я его, как всегда, все в гору, он на антенну. Такого никогда не было у меня с ним. Я не поленился залезть на пятиэтажный и с антенны его в полет. Отлетал он, как и все, садится, а крылья все в крови. До слез мне его стало жаль, не знал я тогда еще, что у голубей маховые перья идут кровяные, и гон необходимо прекратить. Вот так мы тогда птицу гнали без перерыва на линьку, и голуби линяли в лету. А тот мой любимец в один из дней перекрылся, как родители, и не сел дома, по родословной, видать, пошел! По масти был белый с одной плекиной на спине, запомню я его до конца ...

***

Старые голубятники, которые не жалели птицы, говорили мне: «Володя, голуби - это перья!».

И летали у них они весь световой день. И это было не для рекорда, а ежедневный подъем.

Они в козла играют, а я сижу и любуюсь полетом. Садятся голуби, я к ним подбегаю – продайте.

Был месяц май. Голубята пошли. «Иди,- говорит, – купи мне три пакета гороха для голубят». Горох стоил тогда то ли 30 копеек, то ли 35 – килограмм. Я бегом в магазин, за пакетами. Прибегаю, а он мне красно-рябого с лета дает. Я рад до беспамятства. А голубку бурую, что с ним стояла.

Так у меня появилась пара отличных летунов, с красивым и устойчивым полетом, а цена им была восемь килограмм гороха в магазине в СССР. Голуби с лета. Та что не для меня у голубеводов брать птицу, такой мне не нужно. Мне у голубятников, летчиков брать!

Только их сейчас все меньше и меньше, как летчиков, так и голубятников, и держат сейчас не по 10-30, а по 100-300. Срабатывает принцип: нет качества - бери количеством. Но к чему приводит это количество? Только к очередным болячкам, но это уже другой рассказ.

***

Из рассказов старших я узнал, что есть чудо-голуби и летают они в Николаеве. Я, как истинный любитель лета, как только подрос, сразу смастерил ящик и в путь, было мне тогда лет 15-16.

Расскажу за тучерезов, которых привозил с Николаева. Брал у деда возле угольного склада, окраина Николаева. Так вот, этим голубям не нужны были никакие потоки. Я видел их один раз в небе, как они уходили от меня. Столбом, без ветра, вверх до скрытия и с концами.

Но хорошо, что брал много голубей, кое-что и оставалось, давали плоды, и летали часами.

Я и летом завозил своих за 7 км, и они, возвращаясь по тихой погоде, стояли часами на высотах, где есть потоки. Лихие были времена, и птица была летная. Я надеюсь в этой жизни еще увидеть то, что выдел в детстве и юности.

Хотя сегодняшний Николаев меня удивляет, как и прежде, но уже другой птицей. Поехал забирать внучку с садика. Супруга пошла за внучкой. Я со стоянки видел голубятню и хозяина, кормящего голубей. Я с ним редко когда общался, так как он держит бакинцев, но и летные есть.

Дай, думаю, подойду. Подошел, заговорил и пожалел, что подошел без камеры.

На вопрос: «Откуда у тебя бакинцы такие?», хозяин ответил: «С Николаева», я попятился назад и с недоумением переспросил. Но хозяин не понял моего удивления. По его словам, он еще и серпастых желтых привез. О чем можно было мне говорить с этим любителем. Еще раз жалею, не взял камеру: интересные вещи можно было бы услышать о современном Николаеве.

Но я всегда задумываюсь над тем, что если в Николаеве есть бакинцы, может нам в Баку за николаевскими тучерезами съездить?

***

Приобрел у Григорова голубя с чердака. Он там держал голубей для продажи, на старом дворе.

Он очень был удивлен, что я вылез с чердака с белым голубем с кокардой на голове.

Процесс выбора проходил так: пролазишь на чердак сам, там с 2 десятка птицы, и ты сам, на свой вкус берешь, что глазу прильнет. Так вот, выбрал я белого, он мне за него историю.

– Этот голубь – чемпион Сум, но стар уже и голубят не дает. Не бери его, все равно ничего не даст, время потеряешь. Я его держу ради уважения к его заслугам.

Но я все же взял этого старика. Нашел голубку в тех же Сумах, но уже не у Григорова. Этот голубь дал мне всего одну голубку, но какую, я её не забуду до конца жизни. Полет её был действительно с постановкой на хвосте, как при подъеме, так и при посадке. Жаль, что она была белой, и полет её был не так выразителен, как если бы она была темной. Но я все же усмотрел её неповторимость. До линьки она отлетала рекорды, которые практически до сегодняшнего дня не могут быть перекрыты. Во сколько бы её ни кинь, она все садилась ночью, на свет. За что и поплатилась: ё уловили, но только уже не на мою лампочку. Тогда не села она и еще одна голубка. С большим трудом мне удалось забрать одну из них, но белую мне не отдали – спрятали.

Голуби в небе - это для меня счастье!

***

Держал голубей всюду и везде: в армии, в других городах, где приходилось работать. Так в Москве узнал пермскую высоко-летную птицу, гонял и чаек, и бойных. Держал их там на балконе, на съемной квартире. Пришлось съехать, стал их держать на работе, не было своего угла.

Носил их в клетке по бригадам. Ребята с Украины не запрещали держать в тех квартирах, где они делали ремонты. Прятал их до тех пор, пока не пришел новый руководитель. Как-то раз он увидел их у меня и говорит: «Не прячь, я ведь тоже в детстве гонял и даже чуть не простился с жизнью: упал с крыши, но хорошо снег спас». И разрешил мне сделать голубятню на крыше.

Я сделал ее и жил с ними на той же крыше. Поднимал пермяков до точек, и слезы выступали от счастья и радости. Голуби у нас в душе, и мы без них жить не сможем!

***

За свои годы жизни я побывал у многих голубеводов в разных городах. Бывал в Сумах у лучших голубеводов города: Григорова, Забары, Грушки, Мента, Секретаря, Гвоздетского, Лосева.

В Москве у Агурбаша, Плотникова. Побывал на берегу Азовского моря, Новоазовск. Знаком с Ворожбитом и проверял его птицу, некогда очень популярную. Когда-то у меня были и мелитопольские в чистоте.

Знаю я голубей и города Звенигородки и многих других городов Украины, не говоря уже о нашем регионе. И я не просто видел эту птицу, я её приобретал и гнал. И любовался ею в небе!

Я держу голубей с 7 лет, 40 лет занимаюсь летными голубями. Дружу и считаю своим учителем Григорова Бориса – первый судья Украины. Заслуженный Голубевод! Имею от него птицу. Знаю его 25 лет. Всегда гнал и гоню голубей и зимой, и летом. 40 лет не опускаю головы, она всегда в горе.

***

Прошло больше 40 лет, и, глядя на старые фото, я вспоминаю каждого из своих голубей. Снимаясь на фото, мы брали в руки самых лучших своих любимцев. У каждого этого голубя своя история, свои результаты полетов.

В жизни уже могу и не вспомнить многих людей, событий, годы уходят из памяти, но своих летунов мне не забыть.С годами меняемся мы, меняются наши голуби, но любовь наша к ним не меняется никогда!

Дробинин Владимир, Украина

статья из журнала "Голубеводство" №100


Вторник, 23 Октябрь 2012
Прочитано : 2791 раз


Вернуться назад
Комментарии (0)


Вы не авторизованы! Комментарии могут оставлять только зарегистрированные и авторизованные пользователи!

Голубеводы всех стран,
ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!

География посетителей
Новости Федерации

РУБРИКИ
» О ЖУРНАЛЕ
» ПРОФИЛЬНЫЕ КЛУБЫ по интересам
» О породах
» Советы по содержанию и разведению
» Впиши себя в историю
» У голубеводства должно быть будущее
» Невыдуманные истории
» Красная книга
» Наши зарубежные коллеги
» Авторская рубрика
» Русская усадьба
» Жизнь замечательных людей
» Наши коллеги из дальнего и ближнего зарубежья
» Селекция

Rambler's Top100
Поддержка сайта — агентство Вызов